Два прекрасных принца, или королевство на кону.

Шаблон: Сказки Братьев Гримм(by Keyl Sunders)Действующие лица:

  • Торговец, племянник придворного колдуна. Силен в экономике, слаб в бою. Проспонсированный магшмотом от дядюшки, ухитрился подменить собой Принца, в надежде вытащить королевство из задницы… ясное дело, с некоторыми бонусами и для себя – Guns
  • Принц. Не столько прекрасный (хотя и не без того), сколько боевой. В силу чего не очень умный. Но очень героический. Отведав зелья забытья, был отправлен в дальнюю деревню пасти овец. – R2R
  • Еще один торговец, коллега первого. Менее изворотливый, и менее везучий, а потому завидующий. Узнав про случившееся, решил найти принца, вернуть, и отомстить удачливому сопернику. А также, получив награду, остаться при дворе. – Mythic GM emulator

Также у нас был Тронный Зал, Флейта of Truth-Speaking, и Желание Отомстить.
И что же из этого получилось…

Во дворце фальшивый “принц”, разумеется, наблюдает за происходящим. В волшебное зеркало. И чувствует подвох. А тем временем еще больший подвох чувствует зашедший с ним пообщаться король, который привык к глупому сыну, и беспокоится, что умный у него отымет трон.
Все еще слегка “ударенный мешком по голове” принц идет с торговцем и пытается лоуфулгудно защищать… даже не народ. А рыцаря. Который защищает народ в какой-то деревне. В результате все трое оказываются в темнице.
Снаружи тем временем внезапно случается война с троллями. На севере. На которую папуля и собирается послать “сыночка” (с намерением там и грохнуть). А “сыночек” в ужасе пытается отбрехаться и старательно снаряжает армию, проявляя бездну экономического таланта. Попутно он узнает, что те двое в темнице, следует классическая сцена из “Обитаемого острова” с Фанком и “привести его лично ко мне!”
А скучающая в темнице компания уговаривает местного воришку вывести их на свободу. Воришка сидит в тюрьме отнюдь не потому, что не может сбежать, а потому, что не хочет, чтобы его тут же загребли в армию.
Под действием воодушевляющих речей принца, который хочет попасть на войну, воришка выводит их из тюрьмы — через тайный ход и прямо в притон воров.
Как им оттуда попасть во дворец — вопрос был хороший, но, к счастью, торговец вспомнил про Крестную-мать-Фею. И ее эльфийскую мафию.
Мафия, как оказалось, действительно могла помочь. Но Фея-Крестная определенно не собиралась помогать даром.
Поглядев с грустью на свою волшебную флейту, путеводный торговец пообещал ее крестной в обмен на прибытие.
Во дворец везут припасы, банда Доброго Народца легко отводит глаза крестьянам-возчикам, и на телеге с капустой вся компания прибывает во дворец.
Проникнув туда, вместе с воришками (которых принц полагает лучшими друзьями и бескорыстными спасителями королевства), команда пробирается к тронному залу… но оказывается, что воры, даже зная про опасность не могут сдержать инстинкты. М-м, позолоченные резные украшения, шишечки на мебели, серебряная солонка, золотая сахарница! Стража, стража!
Воры тут же сдают принца и торговца, стража готова тащить их в темницу, и тут вмешивается доблестный рыцарь. Он не может допустить, чтобы восторжествовал самозванец, а потому готов сразиться хоть бы и один против всей дворцовой гвардии. Но меч, хладнокровно и коварно воткнутый в спину, не даёт свершиться подвигу.
Однако, сомнения уже посеяны в сознании короля и придворных, и самозванцу несдобровать, если он ошибётся, разыгрывая эту карту. Папа-король подозревает его всё сильнее, вот-вот не помогут и соображения “да это ж родная кровь”, а если объявится второй такой же сын, хотя бы и мёртвый, это подозрительно вдвойне.
От близнеца придётся избавляться, но не сразу, не сразу. И по плану.
А пока пусть посидит под охраной тайной полиции, относительно верной новому принцу. Этим ушлым личностям не столько важна чистота крови и наследная линия, сколько разумный человек у власти. Папу разумным не назовёшь, настоящий принц только мечом махать горазд, а финансовые вопросы ввергают его в крепкий здоровый сон.
Вот такого бы услать на северную границу, показать троллям почём фунт лиха. Но как объяснить народу, что их двое? И как помешать обалдую вернуться во дворец и предъявить-таки права на трон? Или просто убить?
Настоящий принц без сопротивления идёт со стражниками — он уверен, что папа во всём разберётся и восстановит справедливость.
Чего он не знает — что король настолько погряз в параноидальных мыслях и уверился, что сын против него злоумышляет, что готов убить всех, и самозванцев, сколько бы их не было, и настоящего наследника. Лишь бы самому не лишиться короны, трона и жизни.
Торговец тем временем старательно думает, как бы выйти из ситуации с прибылью. Если настоящему принцу он сумел втереться в доверие — тоже мне сложность, то с бывшим коллегой ничего хорошего ждать нет смысла.
Cтолкнуть папу и фальшивого сынулю. Угробить одного, а лучше обоих — принц станет королем, а при нем я уж точно не пропаду. Яд обеспечит быструю смерть даже от царапины, остается только добыть его… Как бы это сделать, не покидая дворца? О, точно! Воришка, вот кто поможет. Тот хитрец, что остался с принцем, даже когда остальные улепетнули — чувствовал, должно быть, что его не забудут и не оставят в беде.
Монеты переходят из рук в руки, жулик отправляется на поиски яда. А торговцу тем временем  нужно как-то помешать встрече короля и настоящего наследника. Он не может придумать ничего лучше, чем оглушить принца фамильной вазой. Тем более что принц уже покинул свои покои и направляется в тронный зал, искать папу и добиваться правды.
Самозванец перехватывает воришку, выманивает у него флакон с ядом, и вот уже один из его агентов пытается вручить настоящему принцу свой меч — отравленный, разумеется, о чём настоящий наследник престола не знает, а когда узнает — будет поздно. Не то чтобы самозванец сильно не любил короля, но если принца еще переубедить потом может получиться, то король самозванца казнит безо всяких сомнений.
Не тут-то было. Неожиданный поворот — принц с презрением отказывается от “зубочистки”, тут же в коридоре отнимает древний громадный двуручник у какой-то статуи, и дальше шествует с настоящим мечом. Зачем ему меч? Да чтоб на троллей идти войной! Королевство в опасности, а он тут прохлаждается! Не дело!

Король встречает его во всеоружии — тоже с немалым мечом, а ещё у папы есть преимущество: он заблаговременно нарядился в доспехи.
Сынуля защитой не озаботился, а зря.
Тем временем у торговца проваливается очередная попытка задержать, отвлечь или вырубить принца — тот рвётся к цели напропалую. Какое там вазой по затылку! Бегаешь, как балбес с этой вазой за спиной придурка, а он так и машет, так и машет своей железякой! Вот ведь чтоб тебя!
А самозванец пытается спешно что-нибудь придумать, чтобы избавиться разом от всей королевской семейки. Он пытается связаться при помощи магии с дядей-волшебником, который изначально и превратил его в точную копию принца. Да щас, дядюшка похоже уже и сам не рад, что связался с этой авантюрой.
Потом с феей-крёстной, которая, может быть, и готова помочь, но не бесплатно.
— Сделай так, чтобы я стал королём!
— Давай договоримся так: ты станешь королём, и на полях твоего королевства семь лет будут расти камни.
Вообще-то камни должны были потом превратиться в воинов, и это был такой хитрый план вторжения, но самозванец, хоть и не разгадал этот план, всё же учуял подвох и от договора отказался.
А папа и его настоящий сын, немного пофехтовав, вроде бы поладили между собой. Временно. Почти.
На самом деле, король на тот момент был уверен, что сын затеял всю эту чехарду с самозванцами, чтобы захватить трон. И тут, наследник или нет, своя жизнь и корона оказались ему дороже. Он выжидал удобного момента, чтобы ударить принца в спину.
Но и о самозванце нужно было позаботиться, поэтому оба они отправились туда, где тот пытался отыскать союзников, хоть каких-нибудь.
И вот по коридору грохочут тяжёлые шаги. Они всё ближе. Возмездие, кажется, неотвратимо.
И… торговец решает, что была не была, другого шанса не будет, а дудочку всё равно отдавать фее — отчего бы не сыграть напоследок.
Дудочка, как мы помним, заставляет людей говорить правду.
А король решает, что настал удачный момент, чтобы прикончить принца.
А принц ничего не решает, он вовремя оборачивается — чтобы увидеть, что его сейчас зарубят, и отразить удар.
“Папа, — говорит принц. — Я же настоящий!”
И папа выкладывает всё. Да, он верит, что принц настоящий. Да, он всё равно хочет того убить. Они сражаются, и финал печален: принц не хочет убивать отца, но не убивать — значит умереть самому, оставив королевство в руках безумца.
Он защищается, и всё же вынужден нанести решающий удар.
И потом не усидеть бы ему на троне, но королевству нужен король, войску нужен полководец, и потому два принца, один умный, другой красивый  героичный, понимают, что врозь им с управлением страной не справиться.
А всё волшебная дудочка.
— Да ты знаешь, что цены на зерно упали в три раза? Какая наша основная статья экспорта, вообще, знаешь?
— Э-э… Не знаю. А вот ты скажи, ты к перевалу Чёрные ворота сколько войск отправил?
— Э-э. Это где вообще?
— Как ты тогда собирался быть королём?
— Да уж получше тебя! Ты в экономике ни уха ни рыла!
— Зато я знаю, как нам победить троллей.

И вот самозванец во дворце ведёт переговоры с послами южных соседей — для войны нужны деньги.
Вот повсюду объявляют, что из-за ужасного колдовского заговора старый король погиб, а принц, его наследник, попал под чудовищное проклятие, внезапно удвоился, и теперь, пока проклятие не будет снято, должен существовать один в двух лицах.
Вот принц-воитель во главе своих верных рыцарей врубается в толпу троллей, умело рассекая вражеское войско на две части и тесня под удары катапульт.
Вот гонец привозит портрет принцессы — будущая невеста на картине прекрасна, но не столь прекрасно, что условия женитьбы чересчур уж выгодны её отцу.
Новые займы, мобилизация, победа над троллями.
Новая встреча с дядюшкой-волшебником, который готов помочь золотому запасу страны — в обмен на чешую дракона. И селезенку дракона. И вот уже с длинным свитком под мышкой гонец спешит к принцу-победителю троллей.
Вот принц-воитель бесстрашно выходит к логову дракона и вызывает его на честный бой.
Вот дракон выдыхает пламя, и фамильный меч превращается в жалкий огарок.
Вот принц-умник слышит из волшебного зеркала: “Да всё нормально! Только надо новый меч”. Он закрывает лицо рукой, но это не мешает ему услышать следующее, что выдал “близнец”: “А принцесса эта ничего. Хорошенькая. Женюсь, пожалуй!”